S.I.P.#7: Science Of Drink

      В лучшей в мире комьпьютерной игре Planescape: Torment было снадобье «Бальзамическая жидкость», способное лечить не совсем живых членов команды. По тем временам оно выглядело просто как зелёная жидкость, но выйди эта игра сейчас, оно было бы обязано походить на мой Corpse Reviver.

Corpse Reviver

  • 30 мл коньяк
  • 30 мл фернет (Fernet-Branca)
  • 30 мл мятный ликёр (Luxardo Mint Liquor)

Шейк. Коктейльный бокал

      Возможно, если делать этот коктейль с белым Крем де Мент, то он будет как у Скомороха — рыжеватым, но у меня — только бурым, а с появлением ликёра от Люксардо ещё и болотного цвета на просвет. Что окончательно привело Corpse Reviver в стан возвышенной готики, а его название из легкомысленной метафоры в приятный повод поискать дополнительные смыслы.
      Конечно можно принять очевидную версию: Фернет Бранка недаром напоминает смесь бальзама «Звёздочка» с желудочным сбором: не приходится сомневаться в его воскрешающем воздействии на убитый алкоголем организм. Но куда важнее, на мой взгляд, соответствие романтических внешности и названия с горделивым нежеланием идти проторенной дорогой. В Corpse Reviver мятный ликёр служит подсластителем, властный коньяк уходит на вторые роли, а безраздельно доминирует нонконформистская горькая настойка способная вызвать когнитивный диссонанс даже у людей не понаслышке знакомых с коктейльной классикой. Ох уж эта привычка к сладости. Всё моё увлечение коктейлями это борьба за что-нибудь суровое. И редкие победы сразу узнаёшь по оторопи: почему так жёстко, не забыл ли я какой компонент? Нет, просто Corpse Reviver выпал из давно возникшего течения, стремящегося к лёгкости. Тем приятнее поработать с ним. Фернет, хоть и не перестанет задавать тон, но вкус может сильно поменяться в нюансах. Например, заменив паршивый мятный ликёр от Мари Бризард на вменяемый от Люксардо я сильно улучшил свой Corpse Reviver, сделав его освежающим и более уравновешенным. Это очень банальный вариант с улучшением качества, но, уверен, можно потасовать ликёры с более или менее интенсивным вкусом и придти к самым неожиданным результатам. И это ещё цветочки по сравнению с тем как может проявить себя коньяк. Тут, как я уже говорил, он находится на очень необычных для него вторых ролях, но отрывается по полной: на его совести весь фон, часть текстуры и разнообразные всплески во вкусе. Причём разные коньяки ведут себя совсем по-разному. Более того их поведение может легко меняться в зависимости от температуры, обводнения и ещё бог знает чего. Но изменения изменениями, а проявятся они ровно настолько, насколько позволит фернет. Бывает, что чувствуешь уколы ванили и коры, бывает сильный винный фон, бывает дуновение ветра над полем, бывает мощный привкус какао. Этот коктейль обладает стабильным вкусом, но способен чуть ли не постоянно радовать новыми деталями. Он словно бы один отыгрывается за весь род вымирающих аперитивов. И такое, будящее любопытство, сочетание редкости с многогранностью, куда важнее для Corpse Reviver, чем детоксикационный эффект. Он всё-таки воскрешающий, а не дарующий подвижность.

      Для меня Science Of Drink не стал откровением. К моменту знакомства я отличал стир от шейка, имел полный набор компонентов, начинал высокомерно поглядывать на барные ликёры и у меня был и Негрони, и Коллинз, и даже немного Мартини, и Маргарита, Дайкири, Мохито для гостей и отдельных случаев. И моей угрюмой личности было комфортно с таким минимальным набором. Я нашёл SoD не потому, что искал коктейли, а из-за желания редактировать фотографию с бутылкой Гавана Клаб 7 на университетском уроке по фотошопу. Ссылка лежала без движения ещё месяц, да и потом блог Паши показался мне слишком популистским.
      Но, Corpse Reviver в строчке «любимый коктейль». Если бы я тогда мог его попробовать, всё бы возможно встало бы на свои места мгновенно: когнитивный диссонанс — замечательное явление. Но получилось ещё увлекательнее: я, движимый любопытством, привлечённый красотой фотографий, заинтересованный живым языком — читал. И пропитывался не алкоголем, а тем, с каким пылом автор описывал свои исследования, с каким уважением разбирался в исторических мелочах и главное с каким восторгом пробовал что-то новое. Всё с одинаковым энтузиазмом, но так, что Стоящее и без большой буквы запоминалось. Не знаю, когда и насколько это изменило моё отношение к бару, не знаю даже каково оно это моё отношение, но ясно, что оно уже далеко от простого желания пафосно закинуться.
      И вот Corpse Reviver. Средство для реабилитации перебравших или жемчужина, каких нынче не делают, чья прелесть только возрастает, если знать мир, который её окружает. Кому что, но я, считающий свои горьколюбивые вкусы единственно верными, рад, что соотечественники придут к этому коктейлю, как пить дать, через Science Of Drink. Придут с необходимым почтением.

Реклама

Воскресный пост №4. Early Times и Manhattan.

      Нынешний пост будет коротким. И это не только потому, что мне лениво. Просто сказать про сегодняшнего героя особо нечего, но не упомянуть его будет не вежливо: он прочно поселился в моём коктейльном мирке, ходит в халате, хлопает дверьми, ну вы понимаете. Что-то я отвлёкся.

      Итак Early Times – бурбон из тех, что называют супермаркетными, и это исчерпывающее описание. Он плоский, со странным привкусом и не отвлекающийся на такую мелочь, как сторонние ароматы. Но это с лихвой компенсируется ценой в 18 баксов (ближайший, условно съедобный, представитель стоит 47) и бурбонным направлением вкуса: мягкая кукуруза и пряная рожь. Добавим к этому отсутствие похмелья после существенных для меня 100 мл и получим то, что я называю честный товар.
      С такими характеристиками Early Time чётко попадал в нишу «экспериментального» (предназначенный для знакомства с коктейлями, лить в которые что-то дорогое жалко) и не заслуживал упоминания рядом с каким-либо серьёзным напитком. Однако прошёл третий СИП, предложивший несколько подходов к изготовлению Манхэттена, о которых я и не задумывался, и ET внезапно оказался очень кстати в сбалансированном варианте (равные части бурбона и вермута).

Manhattan

  • 30 мл бурбона (Early Times)
  • 30 мл сладкого вермута (Cinzano Rosso)
  • 5 мл фернет (Fernet Branca)

Стир. Коктейльный бокал.

      Простой во всех отношениях, но сбалансированный напиток. Основная роль у Чинзано, так что получается сладко, ботанично и мягко. Бурбон дорабатывает вермут напильником: придаёт объёма, сглаживает резкие углы, ну и немного разноображивает аромат, выводя его из чисто травяной палитры. В итоге пропадает противная чинзановская резкость и кислота1, однако, в целом вкус, остаётся тот же — ET на его территорию не суётся. Наконец, фернет, раскрываясь чем дальше, тем больше, добавляет оттенков вкуса и завершает всё горьковатой нотой, которая скрывает не ахти какое послевкусие вермута. Очень, очень просто, но я такое люблю, и этот «сбалансированный Эсквайр Манхэттен» был моим регулярным коктейлем ещё месяца полтора после СИП-а2.
      Краткий вердикт: богатым ценителям бурбона строго не рекомендуется, всем прочим можно и задуматься, не понравится — пустите на заготовки.

Примечания:

^1. Надеюсь, вы не подумали, что чинзано плох? Нет, вовсе нет, чинзано — вермут может и не совершенный, но пока ничего лучше на постсоветском пространстве без бубна не достать. Просто первые роли ему даются с трудом.
^2. Если использовать хороший, мягкий бурбон, то восторгов будет намного больше. Например нельзя не упомянуть богатый тонкими ньюансами вкус и особое ощущение: бархатистое, словно бы гладящее. Но мягкий бурбон, это почти оксюморон. Мой Блантон Спешл Резерв, например, это разбодяженная версия, для продажи в Европе и дьюти фри, и где её сейчас искать, это очень хороший вопрос.